Categories:

Культ Богини Матери в Китае, его происхождение и влияние на китайскую историю. Ч.6

В предыдущей части мы рассмотрели историю тайных обществ в 19 и начале 20 века и целую череду народных восстаний организованных этими обществами. Так-же мы установили что у тайных обществ было минимум две независимых традиций, на севере и на юге страны. которые я условно называю «традиция Белого Лотоса» и «традиция Общества Неба и Земли». Также я рассмотрел историю тайных обществ «Больших ножей» и «Красных копий», и подошел к тому что они сотрудничали с коммунистами. Рассмотрим это сотрудничество подробнее.

Предыдущие части:

Ч.1 - https://popoffich.livejournal.com/171983.html

Ч.2 - https://popoffich.livejournal.com/172145.html

Ч.3 - https://popoffich.livejournal.com/172311.html

Ч.4 - https://popoffich.livejournal.com/172724.html

Ч.5 - https://popoffich.livejournal.com/173039.html

В 1942-1945 годах, в главной базе коммунистов в Янани, провинции Шанси, советский разведчик Петр Власов под видом советского корреспондента ТАСС, работал в непосредственной близости от Мао Цзэдуна и его окружения. Как раз в этот период времени Мао Цзэдун проводил печально известную «кампанию по исправлению стиля работы» - чжэнфын, которая была направлена на зачистку «промосковски-настроенных» коммунистов, во главе с тогдашним лидером КПК Ван Мином. 

Главным исполнителем этой кампании был глава разведки и карательных органов Кан Шэн. 

Уже после смерти Власова, его сын – известный советский тяжелоатлет Юрий Власов, под руководством Андропова в 1973 издал его отредактированные дневники под псевдонимом П.П. Владимиров. Название книги «Особый район Китая. 1942-1945». Книга вызвала большой ажиотаж и была переведена на много языков, так как содержала много компромата на руководство КПК. Как говорят профессиональные синологи, например, Александр Панцев, многие части книги были вовсе не дневниковыми записями, а прямыми докладными записками Власова, из секретных архивов советской разведки. Также в книгу вставлено немало вымышленных текстов, якобы принадлежащих Власову. Лично я подозреваю что вымышленные моменты это скорее всего многостраничные рассуждения о мелкобуржуазной природе идеологии Мао Цзэдуна, что было постоянной темой в советской антикитайской публицистике 70-х годов, и вряд ли могло прийти в голову обычному, пускай и очень добросовестному и талантливому советскому разведчику в середине 40-х. 

Тем не менее, вот ряд выписок из книги, которые, на мой взгляд, скорее всего подлинны и являются либо дневниковыми записями, либо докладными записками в центр:

5 августа 1942г.: «Стремясь упрочить свое положение, Кан Шэн окружил себя своими людьми. Его секретарь Сяо Ли — завзятый антисоветчик, а заместитель Ли Кэ-нун — пожаловал из гоминьдановского района в 1941 году, где занимал должность заместителя начальника разведки и контрразведки Гоминьдана. Ли Кэ-нун — несомненный враг Советского Союза. Ли Кэ-нун — мрачная личность. Груб, деспотичен. Принимает все меры, дабы не видели его посетителей.»

29 ноября 1942г.: «Я случайно видел у Ли Кэ-нуна инструкцию по работе с тайными обществами, изящно выписанную кистью. Тайные общества охватывают как богатые слои городского общества, так и сельскую бедноту. Это сеть хорошо законспирированных организаций, распространенная далеко за пределы Китая в среде эмигрантов. Кан Шэн пользуется этими организациями в террористических, диверсионных и шпионских целях. В тайных обществах жестокая дисциплина, и отступников чаще всего умерщвляют.

Ли Кэ-нун пожаловал в Яньань в одно время с Лю Шао-ци, т. е. в 1942 году, а не в 1941-м, как мне сказали раньше. В Яньани он отличается скрытым образом жизни. Ночи проводит в тайных встречах и допросах. Его охрана по численности уступает лишь охране Мао Цзэ-дуна. По своему характеру типичный феодал. Своего сына, который в чем-то его ослушался, изгнал из дома и больше им не интересовался. Ли Кэ-нун среднего роста, плотный, крепкий, отличный кавалерист. Южин знаком с его дочерью. От встреч с Ли Кэ-нуном у меня неприятный осадок. Такой способен на любую жестокость.

Кан Шэн с помощью своих подчиненных организовал слежку за всеми видными руководителями партии и армии, широко использует для осведомления и шпионажа услуги обслуживающего персонала.»

7 декабря 1942 г.: «Возникновение тайных обществ в Китае относят к нескольким тысячелетиям назад. В разные эпохи были свои тайные общества: «Желтые тюрбаны», «Красная бровь», «Бронзовые кони», «Белая лилия», «Красные пики», «Белый лотос», «Мечи», «Общество всеобщего добра», «Триада», «Старшие братья». Тайные общества объединяли сельскую бедноту. Антифеодальный характер организаций скрывался под националистической и религиозной мишурой. Императорский чиновный Китай боролся с ними.

В недалеком прошлом помещики сумели подчинить тайные общества своим контрреволюционным целям.

Крестьянское общество «Красные пики», весьма распространенное и ныне, — ветвь древнего общества «Белая лилия». Не имея винтовок, крестьяне вооружаются железными пиками с красными кистями подле наконечника. Коммунисты стараются проникнуть в тайные общества «Красные пики» и «Мечи» для привлечения народа на свою сторону. 

Лидеры тайных обществ спекулируют на невежестве народных масс. Именно поэтому обществам свойственны религиозно-мистические обряды и предрассудки. Лидеры тайных обществ внушают городской и деревенской бедноте, будто различные религиозные церемонии и заклинания защитят их от бед. Весьма часто те или иные тайные общества вырождаются в гангстерские шайки: торгуют опиумом, промышляют контрабандой, занимаются разбоем, содержат притоны и публичные дома.

И поныне доживают остатки древнейшей религиозной общины «Белый лотос». С лидером «Триады» встречался Сунь Ят-сен, пытаясь заручиться его поддержкой. В этих организациях десятки миллионов китайцев из всех слоев общества...

Кан Шэн наладил отношения с тайными организациями и получает через них богатейшую информацию буквально о всех интересующих его людях и событиях. Сила Кан Шэна — в знании страны и в умении извлекать практическую пользу из любой подходящей ситуации. Политика по-каншэновски означает ничем не брезговать.»

Итак, к каким выводам можно прийти исходя из этих дневниковых отрывков? 

Во-первых, согласно Власову и Большие Ножи (он их называет «Мечи»), и «Красные копья» (он их называет «Красные пики») являются ответвлениями «Белого лотоса». 

Во-вторых, он говорит, что за работу с этими обществами, за проникновение в них и получение от них сведений отвечает заместитель Кан Шэна – Ли Кэнун.

Ли Кэнун

В других дневниковых записях, которые ради экономии места, я не буду цитировать напрямую, Власов пишет, что Кан Шэн и его заместитель Ли Кэнун соперничают друг с другом и Мао Цзэдун активно использует это соперничество в своих интересах. Также Власов пишет, что Кан Шэн и жена Мао Цзэдуна Цзян Цин, очень дружны и по сути составляют одну команду. Он даже пишет, что Цзян Цин имеет контроль над Мао Цзэдуном и он всегда советуется с ней прежде чем принять важное решение. Она имеет доступ ко всей его секретной переписке и в курсе всех его планов.

Цзян Цин и Мао Цзэдун в Янани

Уже после смерти Мао Цзедуна в 1976г., Цзян Цин была объявлена лидером «банды четырех» и приговорена к пожизненному заключению Дэн Сяопином. Уже мертвые к тому времени Кан Шэн и Лин Бяо также были названы сообщниками этой банды. Так что информация Власова о союзе Кан Шэна и Цзян Цин еще в 1942 году, вполне соответствует действительности.

Еще один, сам по себе ни о чем не говорящий факт – это то что и Цзян Цин и Кан Шэн – земляки, они оба выходцы из провинции Шаньдун. Шаньдун же является «родиной» Общества больших ножей и Общества красных копий. Сам факт такого землячества ни о чем не говорит, но теоретически он может значить очень много. Особенно в Китае с его великим множеством местных диалектов и исходящим из этого вниманием к узам землячества.

В чем же была идеологическая общность Кан Шэна, Цзян Цин, Ли Кэнуна и Мао Цзэдуна? В их антисоветской националистической направленности. Именно Кан Шэн был главным исполнителем «кампании по исправлению стиля работы» - чжэнфына, которая уничтожила всю промосковскую оппозицию Мао Цзэдуна в 1940-х годах. Чжэнфын проводился в самый разгар Великой Отечественной войны, когда советское руководство было слишком поглощено событиями на фронте и не имело не времени ни сил разбираться с интригами Мао Цзэдуна. Воспользовавшись этим Мао Цзэдун покончил со всеми про-коминтерновскими, промосковскими силами внутри партии и сконсолидировал власть в своих руках. 

Главная идеология Мао Цзэдуна — это социализм, крайний китайский национализм, и желание вести Китай своим путем независимым от Москвы и от международного коммунистического движения. Уже в 40-е годы, в ходе войны, он, через Чжоу Энлая, пытался наладить контакты с американцами, и в какой-то мере ему это удалось. Хотя американцы в итоге и сделали ставку на Чан Кайши, как на более идеологически близкого и проиграли. Но несмотря на это, ни Мао Цзэдун, ни американское руководство, не воевали друг против друга «всерьез». Даже в годы Корейской Войны, президент Трумэн строго запретил генералу Макартуру бомбить Северный Китай, несмотря на то что китайские солдаты получали оттуда припасы и подкрепления необходимые им чтобы воевать с американскими солдатами. Макартур в итоге подал в отставку из-за этого решения Трумэна. 

Однако позже, именно эта воля Трумэна к сохранению хороших американо-китайских отношений вылилась в «пинг-понговую дипломатию», встречу Киссинджера с Мао Цзэдуном и Дэн Сяопином, и альянс США и КНР против СССР. Корни же этого альянса лежат в далеких 40-х годах, чжэнфыне, и чистке всех просоветски-настроенных китайских коммунистов. 

В 1945 году, когда СССР неожиданно для Мао Цзэдуна выиграл войну, а также стремительно разбил Квантунскую группировку, Мао Цзэдун был вынужден подстраиваться под новую политическую обстановку, изображать русско-китайскую дружбу, реабилитировать тех, кто пострадал в годы чжэнфэна. В то время он возложил всю ответственность «за перегибы», на Кан Шэна и снял его с поста руководителя разведки, а вместо него на этот пост назначил… его бывшего заместителя и не менее ярого антисоветчика Ли Кэнуна. Ли Кэнун руководил госбезопасностью КНР вплоть до 1959г. пока у него не случился инсульт, после этого он ушел на пенсию и тихо умер в 1962г. 

Кан Шэн же вернулся в китайскую политику, когда Мао Цзэдуну вновь стало нужно перейти на антисоветские рельсы и зачистить промосковскую оппозицию. Кан Шэн возглавил печально известную «Культурную Революцию», почти по тем же рецептам по которым он проводил в 40-е Чжэнфын, и ровно с той же целью: зачистка просоветских коммунистов и консолидация власти в руках Мао Цзэдуна. 

Как мы видим – национализм и антисоветизм Мао Цзэдуна и Кан Шэна не моя выдумка и не советская пропаганда, а объективный исторический факт.

И тут мы наблюдаем удивительное единство взглядов между многочисленными сектами «Белого Лотоса», включая Большие Мечи с Красными Копьями, и Мао Цзэдуновской группировкой. И там, и там мы видим лозунги всеобщего равенства, социальной справедливости и крайнего китайского национализма, и шовинизма, вплоть до массовых убийств христиан и чужеземцев.  Сходство взглядов налицо.

Кроме того, есть очень интересная тема цигуна, боевых искусств и китайской медицины. Из соображений объема текста я не могу подробно разобрать этот вопрос, но я просто отмечу что все они были воссозданы заново коммунистами в 50-е годы, и затем популяризованы в 80-е. И основанием для этого были именно желание подчеркнуть свой особый китайский путь и китайское культурное наследие, которое напрямую оказывается связанно с практиками китайских тайных сообществ.

Более подробно на эту тему читайте мой пост — История возникновения Цигуна - http://popoffich.livejournal.com/150344.html

Были ли Мао Цзэдун и Кан Шэн членами и активными сторонниками этих сообществ? Скорее всего нет. Они были людьми своего времени, искренними атеистами и прагматиками. Они пользовались помощью тайных обществ в годы гражданской войны, и многие члены этих обществ позже вступали в партию. Однако после окончательного утверждения власти коммунистов в Китае, Мао Цзэдун в 1953 году начал кампанию по борьбе с «Сообществами, Путями, Братствами» (会道门 – huidaomen), которая вычищала все виды тайных обществ без разбора, включая ответвления Белого Лотоса. И этому было много причин, как то, что многие из этих обществ по факту были организованными преступными группировками, так и из банального желания зачистить политическое поле от всех потенциальных очагов сопротивления новой власти. 

Это отчасти напоминает политику основателя династии Мин Чжу Юаньчжана. Он пришел к власти как руководитель одного из отрядов «Красных повязок», и член секты Белого Лотоса, однако позже он сам же эту секту поставил вне закона, а все их отряды разгромил. 

Значит ли это что эти тайные общества полностью исчезли или полностью потеряли влияние на КПК? Конечно нет. Во-первых, они не исчезли. Даже на уровне деревенских сект, сейчас в Китае, согласно данным Общекитайского Социального Опроса от 2012 года[i] – около 2,2% населения (что близко к 30 миллионам) являются членами народных религиозных сект. 

Во-вторых, мы не знаем глубину их инфильтрации в КПК. Если связь Кан Шэна и тайных обществ очевидна не до конца (подумаешь он получал от них секретные данные? Он глава разведки, это его работа!) то вот его заместитель Ли Кэнун был в эту тему погружен по самые уши. Я сильно сомневаюсь, что члены тайных обществ стали бы делиться с ним своими секретами и активно сотрудничать, если бы он сам не прошел через какой-нибудь обряд инициации и не стал бы одним из них, хотя бы номинально. 

Стоит отметить что Ли Кэнун был главой китайской военной и политической разведки с 1945 по 1959 годы, а в 1956 даже стал членом ЦК КПК. Это 14 долгих лет. Как много своих людей он успел разместить на всех уровнях власти за это время? Были ли эти люди также членами какого-либо тайного общества? Существует ли это общество до сих пор? Если оно существует, то какого его влияние на руководство КПК? Эта тема заслуживает отдельного исследования. Пока что я не могу дать по ней никаких данных.

Как небольшую завязку такого будущего исследования я могу лишь отметить что Ли Кэнун в годы своей работы двойным агентом в гоминдановской разведке находился под прямым руководством Чжоу Энлая, и вполне возможно, что их отношения продолжались и во время работы Ли Кэнуна заместителем у Кан Шэна, особенно учитывая факт их соперничества. Чжоу Энлай и Дэн Сяопин были членами одного элитного клана, лидером и основателем которого, без сомнения, был Чжоу Эньлай. Я не копал пока эту тему глубоко, но я вполне могу предположить, что за 14 лет пока Ли Кэнун управлял спецслужбами, он мог создать свою сеть из людей верных клану Чжоу Эньлая и позднее Дэн Сяопина, и именно эта сеть помогла Дэн Сяопину одержать победу над элитным кланом «банды четырех» и возглавить страну. А отсюда мы уже выходим на современное китайское руководство. Но это должно быть темой отдельного исследования.    

Но на этом история тайных обществ не закончена. Про все остальные тайные общества и их нынешнее состояние читайте в заключительной части!

[i] China Family Panel Studies 2012. Reported and compared with Chinese General Social Survey (CGSS) 2006, 2008, 2010 and 2011 in Lu 卢, Yunfeng 云峰 (2014). "卢云峰:当代中国宗教状况报告——基于CFPS(2012)调查数据" [Report on Religions in Contemporary China – Based on CFPS (2012) Survey Data] 


Продолжение  Ч.7 - Заключение - https://popoffich.livejournal.com/173418.html

Перейти к содержанию моего блога

Я Вконтакте


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded