popoffich

Category:

Сергей Алексеевич Далин – Китайские мемуары 1921 - 1927 - скачать

Обложка книги

Сегодня заработал себе плюсик к карме. Давно у меня уже лежала раритетная книжка — китайские мемуары советского дипломата и сотрудника Коминтерна С.А. Далина. Мега-интересная книга, про которую я написал развернутую рецензию полгода ранее. Наконец-то дошли руки отсканировать всю книгу и переложить её в формат PDF, так-как нигде в интернете этой книги в электронном виде нет. Ну что-ж, исправляем это досадное недоразумение, знания должны быть доступны всем

По ссылке сама книга в Вконтактовских документах. Файл довольно тяжелый — 68 МБ

Если ссылка по каким-либо причинам не работает, вот еще ссылка на Яндекс-диск

https://yadi.sk/i/BpGapCiF3Z6KGR 

В плане сжимания сканов я полный колхозник и компуктерам не обучен, так что извините за 68МБ

UPD: товарищи сказали что в опубликованном мной скане не хватает последних 30 страниц. Скан последних 30 страниц книги можно скачать по ссылке — https://yadi.sk/i/NRLm9cmD3aV9Mx

Моя ранняя рецензия на книгу, чтобы было понятно о чем она, прежде чем скачивать:

(ссылка на пост с рецензией — http://popoffich.livejournal.com/156691.html)

Книгу нашел совершенно случайно, в магазине старых книг. Оказывается, это в своем роде библиографическая редкость. Всего было два издания книги, первое в 1975 и второе, переработанное и дополненное в 1982, в количестве 30 000 экземпляров. Мне в руки попалось именно второе издание.

Об авторе очень мало информации в сети, вот что я нашел:
ДАЛИН - Рабинович, Сергей Алексеевич (1902-1985) Национальность: еврей, образование: высшее, партийность: член РСДРП/б/

Kитаевед-политолог и историк. Родился в г. Кретинга, Литва. Отец-учитель. мать-домохозяйка, член партии с 19 по 36г.
В 15г в связи с наступлением немцев переехал в Орел. В 17г принял участие в создании рев. организации учащейся молодёжи в Орле, был членом бюро группы соц. молодежи. Выдвинулся на комсомольской работе в Орле; член РКП(б) с 1919. В 1920 направлен в Оренбург, на работу с казахской молодежью. Делегат 3-го Конгресса Коминтерна; избран членом его Дальневосточного секретариата (1921). В 1922 командирован на 1-й съезд Социалистического союза молодежи Китая. Вел переговоры по партийной и государственной линии с Сунь Ятсеном. Заведующий Восточным отделом КИМ. Преподаватель в КУТК.

Снова командирован в Китай в 1926: готовил новый набор для КУТК, собирал материалы для книги "Тайпинская революция" (написана в 1928-30, но рукопись пропала). Ок. ИМХиМП (1930-34); защитил кандидатскую диссертацию по экономике США (1934).

Активно участвовал в 1920-30-е в дискуссии о способе производства в традиционном Китае, отстаивал концепцию "азиатской формации". Как и большинство участников этой дискуссии, не избежал ареста. Подготовленную и изданную в 1936 докторскую диссертацию защитить не успел - арестован 5 сентября 1936.  Осудивший орган: ОСО МГБ СССР. Обвинение: 17-58, п. 8, 11. Приговор: Бессрочная ссылка

Архивное дело: Архив УФСБ КК, дело № П-5398
Источники данных: БД Красноярского общества "Мемориал"

С 1940 в лагере на строительстве комбината в Норильске; написал там работу "Экономические показатели капитального строительства Норильского комбината за 15 лет". Реабилитирован в 1955. Освобожден в сент. 1956. В дальнейшем специализировался по экономике США.

Старший научный сотрудник (с 1956), главный исследователь-руководитель группы ИМЭМО (с 1973), доктор экономических наук (1961). В 1975 издал в переработанном и дополненном виде свои воспоминания о Китае, попытавшись в этой книге возродить концепцию "азиатского способа производства" и именно его пережитками в Китае объяснить идеологию маоизма.

Книга очень интересная. В ней автор рассказывает, как проходил один из самых напряженных периодов т.н. «республиканского периода».

Это не книга по истории, это мемуары человека, который жил в действующий период и находился практически в самом центре событий. Поэтому мемуары не лишены субъективности. Тем не менее из них можно подчерпнуть массу интересных сведений и свидетельств эпохи. Книга читается как приключенческий роман.

Что же происходило в описываемый период?
В это время на остальной территории Китая власть принадлежала различным китайским милитаристам, поддерживаемым иностранными империалистами. В центре страны, вплоть до Шанхая, правили У Пейфу и Сунь Чуанфан, поддерживаемые Америкой и Англией. На Севере страны правил Чжан Цзолинь, поддерживаемый Японией. В Шанхае и Гонконге базировались английские войска.

Китай как государство существовал только на бумаге, единой страны не было. Так называемое «пекинское правительство» было марионетками Чжан Цзолиня и империалистов.

Сунь Ятсен, основатель партии гоминдан, при помощи генерала Чэнь Цзюнмина захватил провинцию Кантон (Гуандун) в 1920 году и основал там власть гоминдана. Цель Сунь Ятсена была – с помощью революционной армии сплотить страну под знаменем идеологии национализма, антиимпериализма и социального государства. Постепенно наступая с юга захватить весь Китай и прогнать империалистов и их прислужников. Ввести демократию вместо диктатуры.

В период тотальной разрухи, и без того сильный гнет империалистических держав стал совсем невыносимым. Китай не владел даже собственными таможнями, на таможенных постах сидели британские чиновники и изымал все пошлины в счет долгов, которые понаделали китайские правительства в предыдущие периоды. Иностранцы полностью контролировали всю внешнюю торговлю и это вызывало ненависть к ним со стороны китайского торгового капитала. Поэтому южно-китайская буржуазия была настроена антиимпериалистически и выступала сильной базой опоры гоминдана.

Поддерживаемая иностранцами и милитаристами разруха также била по простым людям. Массы рабочих и крестьян также были антиимпериалистами и тоже были за гоминдан. И это было постоянным источником противоречий внутри гоминдана. Их идеология призывала к классовому миру против империалистов, но по факту мир был невозможен из-за скотских условиях труда и жизни, которые отечественные капиталисты навязывали своим рабочим, и это противоречие подрывало гоминдан изнутри. Когда рабочие восставали на фабриках которые принадлежат иностранцам, китайская буржуазия готова была это поддерживать и даже помогать деньгами, но когда рабочие восставали на китайских фабриках, их владельцы тут же требовали от гоминданских руководителей подавить эти восстания.

В России к этому времени все еще шла Гражданская война. К началу описываемых событий (1923г.) все еще существовала просоветская Дальневосточная Республика. Чуть позже в ней произошел военный переворот и к власти пришли ставленники Японии, крупные спекулянты братья Меркуловы. В Монголии продолжались бои с войсками барона Унгерна.

Молодая Советская Республика переживала тяжелые дни. Голод. Послевоенная разруха. Тем не менее Коминтерн и только что образованный Коммунистический Интернационал Молодежи вначале создают Дальневосточный секретариат Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала (ИККИ). И молодой коммунист интернационалист (на тот момент 21 год) Сергей Алексеевич Далин с поддельными документами отправляется в Шанхай чтобы впервые встретить только что образованную КПК.

Харбинский вокзал в 20-е годы

С фальшивыми документами он тайком едет поездом через Харбин, который тогда был прибежищем недобитых белогвардейцев. Вот как описывает его Далин: «В начале двадцатых годов Харбин превратился в «помойную яму эмиграции», в которую были сброшены недобитые остатки колчаковцев, семеновцев и прочих белогвардейцев. С каждым месяцем они все больше и больше опускались на дно. Господа офицеры нанимались в китайскую полицию, в иностранные разведки, продавали себя оптом и в розницу. В злачных притонах они занимались шулерством и просто грабежом. Бывшие «дамы» заполнили публичные дома и торговали собой на улицах. В Харбин со всех концов мира стекался всяческий сброд – шулера, торговцы опиумом и живым товаром. Вертинский пел тогда в Харбине «В бананово-лимонном Сингапуре», и зал был переполнен белогвардейцами, которым мерещился Петербург и балы, на которых они когда-то блистали.»

Там, соблюдая всю положенную конспирацию, территория контролируется японцами и белогвардейцами, еще раз меняет документы и уже по ним едет на поезде в Пекин, а затем в Шанхай.

В Шанхае он встречается с первыми китайскими коммунистами Ли Дачжао и Чэнь Дусю, оценивает качество тогдашней КПК. В самом своем начале КПК состояла исключительно из студентов. Сами основатели партии были профессорами Пекинского университета. В то время в среде китайских революционных студентов было модно «хождение в народ» как у русских народников. Это «хождение в народ» выражалось в том, что студенты давали публичные бесплатные лекции по разным областям знания для рабочих и крестьян. Либо они покидали университеты и становились рабочими, с целью организации рабочих союзов.

В партии обсуждения велись по принципу «единогласия», никакое решение не принималось пока оставался хотя бы один несогласный, которого все переубеждали и обсуждение затягивалось на несколько дней. Это были больше кружки по изучению идей марксизма, чем организация действия.

Тем не менее, принимается решение провести первый всекитайский съезд в Кантоне, с двумя китайскими товарищами. Далин, опять же соблюдая всю конспирацию, отправляется в Кантон.

Кантон в 20-е годы

В Кантоне он встречается несколько раз с Сунь Ятсеном и его министрами. Видит своими глазами нарастающие противоречия между местными рабочими и китайской буржуазией. У Сунь Ятсена развивается конфликт с недавним союзником – генералом Чэнь Цзюнмином, который помогал ему взять Кантон. Он, в отличие от Сунь Ятсена отрицает идею Северного похода и объединения страны. Вместо этого он начинает продвигать идеи федерализма и автономизма (его кстати считают видными китайским анархистом). Суть его концепции, мол контролируемый гоминданом Кантон надо превратить в демократический рай, и тогда остальные милитаристы так восхитятся его успехами, что добровольно скопируют гоминдановский подход на свои территории.

Чэнь Цзюнмин любил заявлять о своей приверженности красным идеалам и даже финансировал прокоммунистические газеты. Это было причиной почему его поддерживали кантонские коммунисты и они были вовсе не в восторге, когда к ним приехали гости из Москвы и из шанхайской КПК с предложением поддержать Гоминдан и вступить туда. Кантонские коммунисты не могли разглядеть за «автономистской» программой Чэнь Цзюнмина банального нежелания устраивать общенародную борьбу против империализма.

Фактически Чэнь Цзюнмин был агентом англичан, сидящих неподалеку в Гонконге.
В этот период существования гоминдана в Гонконге Сунь Ятсен совершил две принципиальные ошибки.

Первая ошибка – он не пытался превратить антиимпериалистическую революцию в революцию социальную. Мало того, он не пытался осуществить даже тех мер, которые он прописал в своей собственной программе. Он считал, что он начнет осуществлять свою программу уже после захвата всего Китая. Северный поход же он планировал осуществлять не с помощью подлинно народной армии, а с помощью вооруженных наемников, также, как и остальные милитаристы с которыми он боролся.

Вторая ошибка – в качестве своего главного иностранного союзника он сделал ставку на Америку, а не на Советский Союз. Способствовали этому то, что он сам долгое время жил в США, а также то что его база опоры состояла из мелкой и крупной буржуазии, которые были настроены проамерикански. В итоге Сунь Ятсен поставил на американцев, а американцы поставили не на него, а на его врага – милитариста У Пейфу.

Они послали к Сунь Ятсену своих советников, но американские советники кормили его лишь обещаниями и связывали руки в дальнейших действиях. Фактически играя на руку Чэнь Цзюнмину, который готовил военный переворот.

Сунь Ятсен чувствовал надвигающуюся беду. Армия наемников увязла в боях с У Пейфу и не могла двигаться дальше. Накал конфликта с Чэнь Цзюнмином все нарастал. Никакой реальной поддержки со стороны американцев не было. Он постепенно начал проявлять все больший интерес к Советскому Союзу. Окончательный же перлом произошел после переворота устроенным Чэнь Цзюнмином.

Сунь Ятсен успел сбежать из осажденного дворца в самый последний момент и скрыться на военном корабле. Его флот остался ему верен, и он отбыл в Шанхай. Перед отъездом он через своего представителя передал письмо Далину, где заверил его в том, что отныне он будет целиком и полностью сотрудничать только с Советской Республикой.
В его взглядах и действиях произошел коренной переворот.

С этого момента гоминдан твердо встал на путь сотрудничества с СССР и с КПК.

Советские летчики в Китае

Далин вернулся в СССР и провел там три года прежде чем снова вернулся в Китай в 1925г.
За это время произошли сильные изменения. Чэнь Цзюнмин после удавшегося военного переворота стал стремительно терять популярность среди народа. Кантонские коммунисты которые еще вчера его поддерживали быстро поняли его империалистическую сущность и наступило массовое разочарование. Сунь Ятсен же смог перегруппировать свои силы и триумфально вновь взять власть в Кантоне.

Советский Союз прислал ему оружие и военных советников. В Ванпу было построено военное училище где советские военные специалисты во главе с Блюхером закладывали основы новой народной революционной армии.
Более подробно про это можете прочитать мой пост «Как Советский Союз создавал основы китайской армии - http://popoffich.livejournal.com/107719.html

Именно из офицеров этой школы вышел будущий глава Гоминдана Чан Кайши

Сунь Ятсен умер в марте 1925г. от рака (ходят слухи что его отравили). Во главе гоминдана стал Чан Кайши, тем не менее тогда он еще выступал союзником СССР, потому что ему нужна была помощь в проведении Северного похода.
Построенная с нуля народно-революционная армия качественно отличалась от наёмных армий милитаристов, а антиимпериалистическая, социалистическая идеология гоминдана обеспечивала поддержку населения на территориях контролировавшийся милитаристами. Под командованием Блюхера войска гоминдана стремительно продвигались на Север и быстро разбивали сопротивление милитаристских войск. В этой новой обстановке милитаристы и их офицерство стремительно почувствовали куда дует ветер, они стали менять свои флаги и знамена и массово переходить в Гоминдан. В ряды Гоминдана влились огромные массы реакционно настроенного офицерства и Чан Кайши превращался в выразителя интересов этого офицерства, а также крупной и средней китайской буржуазии.

Гоминдан стал раскалываться на «правый Гоминдан» и на «левый Гоминдан». КПК состояла в союзе с Гоминданом как самостоятельная единица, и продолжала бороться за общее дело объединения страны и освобождения от империалистов, но противоречия нарастали. Каждая рабочая забастовка против невыносимых условий труда и зарплаты на которую невозможно было прокормиться, превращалась в конфликт между правым и левым гоминданом, и коммунистами. Чан Кайши, который все еще нуждался как в помощи Советского Союза, так и в массовой поддержке, которая была у «левого Гоминдана», вынужден был лавировать между правыми и левыми. На словах он заявлял о своей верности идеалам Маркса, Ленина и Сунь Ятсена, он даже своего сына отправил жить и учиться в Советский Союз, но на деле его люди подавляли пулями рабочие забастовки и митинги. Тем не менее на явный разрыв он пока не осмеливался идти.

Тем не менее, результатом успехов Северного похода было не только усиление правых, но и усиление левых. К началу 1927г. коммунистическая партия Китая насчитывала 50 тысяч членов, а комсомол 40 тысяч членов. Если сравнивать с годом создания, то это был рост в 100 раз! Кроме того, вырос и качественный уровень рядовых коммунистов. Из студентов-идеалистов они стали опытными и стойкими агитаторами, организаторами, политкомиссарами. Из небольшой секты партия превратилась в реальную силу.

По мере продвижения Северного похода и роста подконтрольных территорий, в октябре 1926г. было принято решение что гоминдановское правительство переедет из Кантона в Ханькоу, который находился напротив Учана (сейчас это все районы г.Ухань). Вообще путь туда – это пароходом до Шанахая, а потом вверх по реке Янцзы. Но в то время Шанхай находился под контролем милитариста Сунь Чуаньфаня. Железной дороги не было, она шла только на 200 км. на север от Гуанчжоу и обрывалась, дальше идти можно было лишь пешком до Ганьчжоу, а оттуда плыть на гребных сампанах до Наньчана.
Далин участвовал в этом длительном и сложном переходе вместе с послом СССР Бородиным и членами кантонского правительства. В ходе своего пути он сделал очень интересные заметки о китайской глубинке, куда не ступала нога европейца. Как устроена китайская деревня, как устроены земельные отношения в китайской деревне, как устроено китайское общество. Каковы условия жизни и труда в китайских городах и деревнях. Позже это очень сильно помогло ему в научной работе в исследованиях азиатского способа производства (его репрессировали в 1936 не в последнюю очередь из-за этих исследований).

Тут реально, нет возможности все пересказать что он открыл своих странствиях. Читайте сами. Куча информации. Например, ранее наши коммунисты считали, что в Китае земля также, как и в России принадлежит помещикам и аристократии, но оказалось, что это не так. В Китае помещики отсутствовали как класс. Все крупные землевладельцы это были либо местные чиновники – шеньши (сословие ученых), либо городские торговцы, которые массово скупали землю в деревнях и ставили на нее наемных батраков, либо сдавали её в аренду местным крестьянам.

Интересен также факт того, насколько глубоко пустил корни племенно-родовой строй в казалось бы современное китайское общество. В деревнях земля принадлежала роду и общине, и хотя формально она могла быть в собственности крестьянина, но по факту он не мог её продать, потому что это было страшным грехом. Он мог лишь сдать её в аренду, а сам уйти на либо заработки в город, либо в батраки.

Даже в городе сохранялись пережитки средневековья и родового строя. Первые рабочие организации строились по типу средневековых гильдий, куда входил в том числе и владелец предприятия. Далин описывает такую историю – в одной гильдии было решено перейти в новосозданный рабочий союз. На общем собрании все были за, но вдруг встал один старик и заявил, что: «а как же быть с гильдейским богом-покровителем, храм которому содержался на деньги гильдии?». Разразились ожесточенные споры, пока кто-то не высказал идею выписать богу партбилет, чтобы он вступил в рабочий союз первым номером.

В общем бессмысленно все пересказывать, читайте сами.

После переезда правительства в Ханькоу, противоречия между правым и левым Гоминданом все нарастали. Для Чан Кайши лавировать становилось все сложнее. Кроме того, все новые военные успехи и наращивание мощи армии Гоминдана, подталкивали его к открытому расколу. После разгрома Сунь Чуаньфана и взятия Шанхая, когда власти Чан Кайши уже ничто не угрожало, он пошел на открытый раскол.

Раскол наступил вместе с текстом ультиматума Чан Кайши Уханьскому правительству Гоминьдана. Правительство его не приняло и начались массовые аресты и расстрелы коммунистов и представителей левого гоминдана, в Китае это маркируют инцидентом "Шанхайская резня 1927 года", когда было убито по разным подсчетам около 4-5 тысяч коммунистов.. КПК вышла из Гоминдана и объявила ему войну. С таким трудом почти объединенная страна вновь провалилась в новую гражданскую войну. На этот раз коммунистов против гоминдана во главе с Чан Кайши.

Казни коммунистов в Шанхае в 1927

И на этом книга мемуаров Далина заканчивается. Он покинул Китай и вернулся в СССР.

Что можно сказать о книге? Она определенно заслуживает прочтения всем, кто интересуется китайской историей. Также в книге есть много наблюдений очевидца о китайской культуре и китайском обществе в начале 20 века. Есть много упоминаний событий в СССР в 20-е годы, и поэтому книга будет также интересна любителям отечественной истории.
Есть также в книге и описание молодого Мао Цзедуна, как он в то время выступал апологетом Гоминдана. Это табуированная в Китае тема.

Далин это представитель первого поколения большевиков революционеров, который дожил до 80-х годов и опубликовал свои мемуары. Его взгляд не замутнен ни сталинской, ни хрущевской, ни брежневской пропагандой. Это большевик еще ленинского призыва. И поэтому его взгляды на образование и стратегию 3 Интернационала, на Гражданскую войну, на Брестский мир, очень интересны. В нем горит дух Революции и борьбы за мировой коммунизм. Этот дух позже был потерян Советским Союзом и это стало одной из основных причин краха СССР. Если мы хотим возродить СССР 2.0. то для нас жизненно важно прикоснутся к частице этого старого революционного духа и возможно это поможет нам возродить его в наше время и в наших условиях.

Поэтому книгу определенно стоит прочитать.


Перейти к содержанию моего блога

Добавьте меня Вконтакте


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded